Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/modules/show.full.php on line 243 Couleur de feuille morte » XWEB.COM.UA
» - » Couleur de feuille morte
Couleur de feuille morte
-,
streetcat 18-05-2007, 05:11
Саша нетерпеливо барабанил пальцами по рулю. От этих пробок уже никуда не деться. Закурив, он приоткрыл окно. В образовавшуюся щель ворвался шум улицы и вонь выхлопных газов. Чертыхнувшись, он поднял стекло и включил кондиционер, который терпеть не мог. Хотелось скорей попасть домой. Увидеть Нину.
Нина… Через месяц с небольшим, пятилетняя годовщина их совместной жизни. В ювелирном салоне он купил ей серьги с изумрудами, так подходившими к ее глазам. Сейчас футляр лежал в сейфе на работе, ожидая своего часа. Саша представлял, как удивленно распахнутся глаза Нины, и улыбка растопит лед, поселившийся в ее глазах очень давно. Он надеялся на это.
Он добивался Нину долгих четыре года. Он увидел ее на дне рождения друга, куда Нина заглянула на часок. Казалось, что вместе с ней в комнату ворвалось солнце. Ее изумрудные глаза сияли, волосы отливали тусклым золотом, напоминая опавшую листву. Он, всегда молчаливый и скупой на эмоции, с улыбкой наблюдал, как она подарила имениннику какую-то невообразимую статуэтку, утверждая, что таким она его видит. Когда она засобиралась домой, он подошел и галантно предложил проводить ее до дома. Она, приподняв бровь, посмотрела прямо в его глаза и чуть подумав, отказалась. От удивления он начал настаивать. Она утверждала, что отлично доберется сама, он продолжал настаивать.
- Ну, хорошо, - хмыкнула она, и он готов был поспорить, что она с трудом сдерживала смех. – Тогда возьмите сумку, я забежала поздравить по пути с работы.
Он подхватил сумку, вышел с ней на площадку и с недоумением наблюдал, как она поднимается вверх по лестнице.
- Что же вы? – спросила она, глядя на него сверху вниз. – Провожайте.
Она жила двумя этажами выше в том же доме. Поблагодарив его и забрав сумку, Нина захлопнула перед ним дверь.
Саша спустился вниз и расспросил своего знакомого о Нине. Двадцать семь лет, не замужем, и, кажется, никогда не была, преподает в каком-то центре для детей-инвалидов лепку и рисование. Веселая, компанейская, но если понадобится, то за себя может постоять.
На следующий день Саша пригласил Нину в кино. Она отказалась. Он позвал ее в ресторан. Снова отказ. Музей? Нет. Казино? Ха-ха, нет. Она даже не пустила его в квартиру. Через неделю она согласилась прогуляться по парку, где и предложила встречаться два раза в месяц, если уж ему так хочется ее видеть.
Он водил ее на фильмы и в темном зале, боясь взглянуть на нее, разглядывал ее руку, которая покоилась рядом с его. В ресторанах он не мог проглотить ни кусочка, на прогулках он больше молчал, боясь сказать что-то такое, что могло ее обидеть.
Он приезжал к ней в центр и незамеченный, подолгу наблюдал, как она возится с детьми, склоняясь над ними, похожая на большую птицу, готовую защитить их от всего, что могло их обидеть. Он бы многое отдал, чтобы она хоть раз посмотрела на него с той же теплотой, чтобы ее рука так же ободряюще похлопала его по плечу, и чтобы на его щеке был запечатлен тот легкий поцелуй, которым она наградила мальчика, слепившего какой-то несуразный цветок.
Четыре года. Четыре мучительных года. Он знал, что у нее много друзей. Часто он следил за ней, презирая себя, не в состоянии отказаться от этой гнусной слежки. Мрачный, он ждал ее у двери. Приходя, она поила его чаем, рассказывая, как провела день, и он с облегчением узнавал, что тот, с кем он ее видел, был другом детства или кем-то из родителей ее подопечных.
Солнечным осенним днем он сломил ее сопротивление. Она была дома. Бледная, почти прозрачная, она открыла ему дверь и тихо заплакала, уткнувшись в его грудь. Умерла одна из ее учениц.
Саша поглаживал ее по золотым волосам, вдыхая их аромат. Он усадил ее в кресло и сделал предложение, держа в своих горячих руках ее холодные, все никак не согревающиеся ладони. По ее щекам струились слезы, она, кивала, закусив до крови губу и сдерживая рыдания.

Стараясь не шуметь, чтобы не разбудить мужа, Нина выскользнула из постели, облачилась в спортивный костюм и вышла на улицу. Солнце уже показало оранжево-красный край над крышей соседнего дома. Нина легкой трусцой направилась в сторону парка.
Она начала бегать около года назад. Это помогло ей избавиться от опостылевших утренних часов возле мужа.
Меньше чем через три месяца Нина поняла, что совершила ошибку, выйдя за Сашу. Не откладывая в долгий ящик, она тут же сказала ему об этом. Саша не понял, в чем дело. Ведь они прекрасно сосуществовали вместе. Она сидела дома, он настоял, чтобы она ушла из центра, и даже разрешил занять кабинет, чтобы она могла рисовать и лепить, когда ей захочется. В медовый месяц они отправились в Прагу, в выходные они ходят на всяческие премьеры, шкаф ломится от обновок, которые Нина не могла позволить на свою небольшую зарплату. Она слишком долго жила одна, и ей пока сложно привыкнуть к присутствию в ее жизни другому человеку.
Нина молчала, слушая мужа и теребя край портьеры. Саша назвал все это блажью, принес ей чаю с медом, и посоветовал больше отдыхать.
- Тебе уже за тридцать, - невзначай намекнул он, выходя из комнаты. – И шансов на хорошее замужество у тебя с каждым годом все меньше.
Нина укрылась с головой и промолчала. Она просто пустила свою жизнь по течению. А потом он сказал, что не хочет, чтобы у них были дети.
- Достаточно того, что у моего брата их трое, есть кому носить нашу фамилию. А я не хочу делить тебя ни с кем, даже с ребенком.
«Скоро уже пять лет, как я с ним», - подумала Нина, обегая небольшую лужу. Позади раздался предостерегающий возглас, удар в спину и, вскрикнув, она повалилась на кучу сухих листьев.
- Извините, я совсем не ожидал, что вы так резко свернете! Вы не ушиблись?
Молодой парень, бросив байк, кинулся к ней, помогая подняться.
- Хорошо, что я ехал медленно, не то было бы намного хуже, - улыбнулся он, когда Нина ответила, что она в порядке.
Он протянул руку и вынул из ее волос кленовый лист.
- Ваши волосы… сouleur de feuille morte.
- Что? – не поняла Нина, зачарованная мягким тембром его голоса.
- Ваши волосы цвета опавших листьев. Разрешите мне проводить вас? Возможно, что удар мог быть сильнее, чем вам показалось.
- Но я не закончила пробежку, - начала Нина. – Обещаю, что не буду бежать, а просто прогуляюсь. Мне не хочется так быстро возвращаться домой.
Она посмотрела на часы. Саша только проснулся, он уедет на работу только через час.
- Тогда я с вами, - улыбнулся молодой человек, поднял байк и покатил его рядом с собой.
Так она встретила Диму. Они встречались в парке каждое утро. Он ждал ее у фонтана, где Нина заканчивала пробежку, и они подолгу сидели на лавке или просто гуляли. Несмотря на разницу в 10 лет, они всегда находили, о чем поговорить.
Однажды утром Нина не дождалась Диму на их обычном месте. И на следующее утро тоже. Она то сидела на лавке, то ходила вокруг фонтана, полная решимости дождаться его, во что бы то не стало.
- Мама дорогая! – Нина обессилено опустилась на скамейку. – Я люблю его!
Такая простая мысль оглушила ее. Да она же любит его! Его голос, глаза, руки, губы. Ни одного раза за все их встречи ей не было скучно и неинтересно. А когда он касался ее руки, сердце ее сладко замирало.
«Аu revoir мa petit fleur», - прощался он с ней каждый раз, вызывая улыбку.
- Вы Нина?
Возле Нины остановился молодой парень.
- Я, - растерянно ответила она.
- Я так и подумал, Димка вас очень верно описал. Он просил передать, чтобы вы не теряли его, он появится на следующей неделе.
- Что с ним? – Нина вскочила и схватила парня за рукав. – Что-то случилось?
- Валяется с простудой дома, угораздило же, - хмыкнул юноша.
- Адрес! Мне нужен его адрес! – чуть не закричала Нина.
Димка жил всего в паре остановок от ее дома. Не дожидаясь лифта, Нина взбежала на пятый этаж и надавила кнопку звонка. Дверь распахнулась, и она молча упала в Димины объятия.

- Дорогая, разве даже сегодня ты не можешь обойтись без своей пробежки? – проворчал Саша, наблюдая, как Нина достает из гардероба спортивный костюм.
- Нет, не могу. И вообще не считаю, что этот день чем-то примечателен, такой же, как и все остальные, - пробормотала она, завязывая шнурки на кроссовках. – И если твое мнение не совпадает с моим, я не могу ничем помочь. И, кстати, - она обернулась в дверях. – Ни в какой ресторан я не собираюсь. Это я на случай, если тебе в голову приходила такая мысль.
С того утра, когда она появилась на пороге Димкиной квартиры, она больше не бегала в парке. Она приходила в Димкину квартиру, где он ее уже ждал. Потом они вместе готовили завтрак, смеясь, уплетали его прямо в постели, и к обеду она возвращалась домой. Сегодня ей придется вернуться домой намного раньше, муж решил остаться дома.
- Нин, - Димка уткнулся в подушку, а она, опершись на локоть, водила ноготками по его спине. – Переезжай ко мне, а?
Ее рука замерла у плеча.
- Не, ну правда! – Димка резко сел и схватил ее за руку. – Я не могу без тебя, ты не можешь без меня, в общем – мы не можем друг без друга. Я не хочу быть твоим молодым любовником. Я хочу, чтобы ты жила со мной.
Нина поднялась с кровати и начала одеваться.
- Нина! – Димка обхватил ее за талию и опрокинул на постель. Нависая над ней, заглядывая в ее глаза, он не умолял, он требовал. – Я. Хочу. Чтобы ты. Осталась. Со мной.
- Я старше тебя. Я замужем. Я тебе наскучу очень скоро.
- Ты любишь меня? – не слушая, спросил Димка.
Нина выбралась из-под его сильных рук, накинула мастерку и только после этого повернулась.
- Люблю.
- Тогда я не вижу смысла во всем том, что ты мне сказала. Я жду тебя.
Нина выбежала из комнаты, обулась и путаясь в рукавах ветровки, пыталась открыть дверь.
- Я жду тебя! – крикнул Дима ей вслед.
Она захлопнула дверь и сбежала вниз.

- Ты долго, - заметил Саша, когда она зашла в квартиру.
- У меня есть мужчина. Молодой. Я изменяю тебе с ним, - раздеваясь, безразлично сказала она.
- Хорошая шутка, - хмыкнул муж. – Посмотри, что у меня есть для тебя.
Он подошел к ней, развернул к себе и протянул открытый футляр.
- Я не шучу, - с вызовом глядя на мужа, произнесла Нина.
Саша опустился на край постели.
- Зачем ты мучаешь меня? Чем я тебя обидел? Что такого страшного я сделал, что ты ненавидишь меня? – в его глазах заплескалась боль.
- Ничего не сделал. Ты должен был отпустить меня сразу. Еще тогда.
- Я же люблю тебя! Я не могу без тебя!
- Я не могу дать тебе того, что ты просишь! – закричала Нина. – У меня этого нет! Я не люблю тебя! Понимаешь? Не люб-лю!! Я не знаю, что ты нашел во мне такого, без чего не можешь жить, - Нина прислонилась к зеркальной двери гардероба. – Я не хотела выходить за тебя замуж. Ты застал меня врасплох.
- Нам нужно успокоиться, - голос Саши звучал глухо. – Нельзя взять и разрушить все вот так, за одну секунду. Что тебе не хватает? Ты хочешь ребенка? Хорошо, я согласен. Я на все согласен, только чтобы ты была со мной.
- Оставь меня, - заплакала Нина. – Оставь меня в покое, я тебя умоляю.
Саша вышел из спальни. Хлопнула входная дверь.
Нина прошла в кабинет, села за рабочий стол и начала лепить. Через два часа она со стоном расправила плечи и поднялась из-за стола.
«Нужно купить новый стул», - подумала она, направляясь в спальню. Затекшую спину ломило. Раскинув руки, Нина упала на кровать, уткнувшись лицом в покрывало, пахнувшее лавандой. Нащупав пульт от музыкального центра, она, не глядя, нажала воспроизведение. Послышался шорох диска. От звука гитары побежали мурашки.

«Параллельной стала жизнь твоя,
Похожей, как я мечтал,
Так, как хотел.
За одним столом с тобой сидим,
Немало сгорело свеч.
Жалко только, что
Твою жизнь не пересечь»

Нина перевернулась на спину и, рассматривая свое отражение в зеркале на потолке, тихо подпевала:
- Линии, параллель, через апрель, через постель, через еще что-нибудь. И держать за руку твою тень, и так целый день, всю ночь до утра, опять в параллельный путь.
В зеркале отражалась худощавая женщина, со спутанными, цвета сухой листвы, волосами. Бледная кожа, зеленые глаза, тонкие губы.
- Какая чушь, - сказала она отражению. – Ненавижу тебя.
Нина встала, вернулась в кабинет, несколько секунд постояла, рассматривая набросок и заготовку. Опустившись на стул, она подперла голову и уставилась на рисунок. Видимо, он так и останется только рисунком. Она не может перенести это в скульптуру.
Телефонный звонок вывел ее из задумчивости.
- Алло?
В трубке слышалось только легкое дыхание.
Нина прошла на кухню, достала из шкафа аптечку и принялась искать таблетки, вслушиваясь в треск помех и дыхание на том конце. Разболелась голова.
- Алло? Говорите же! Вас не слышно!
- Я жду тебя.
Сердце ухнуло вниз, кровь отлила от лица.
- Я все сказала, - ровным голосом ответила она и дала отбой.
Дрожащими пальцами она вытолкнула из блистера две таблетки и, склонившись над раковиной запила их водой прямо из-под крана. Не выключив воду, она побежала в кабинет, схватила заготовку из скульптурного пластилина, смяла ее и со злостью швырнула бесформенный комок в стену.

«Помню только имя твое,
Наколкою на глазах,
И нельзя назад.
Снова по ушам проедешься,
Надолго растянешь речь,
О том, что твою жизнь мне не пересечь»

Она торопливо скидала необходимые вещи в спортивную сумку, окинула заплаканными глазами спальню и тихо притворила дверь.
Она увидела Димку сразу, как только вошла в его двор. Он сидел на заборчике у подъезда, теребя в руках золотистый кленовый лист.

Саша вернулся домой только с наступлением сумерек. Квартира встретила его тишиной. Он обошел все комнаты, вернулся в кабинет, сел за стол и взял в руки набросок.
В осеннем парке, на куче опавших листьев, раскинув руки, лежала обнаженная женщина. На ее губах застыла еле уловимая улыбка, а волосы сливались с осенней листвой.

«И ресницы станут слезы лить,
Нельзя нам вот так с тобой,
Так - вот так, как всем.
И однажды жизнь перечеркнем,
И я помогу тебе лечь,
И с тобой вдвоем мы все, все перечеркнем»

©Пенка


, . .

 
 (: 3)
 1262
 
100 .