Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/modules/show.full.php on line 243 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/comments.class.php on line 174 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/comments.class.php on line 174 Жизнь продолжается.. » XWEB.COM.UA
» - » Жизнь продолжается..
Жизнь продолжается..
-,
streetcat 30-06-2007, 18:48
Жизнь продолжается..
До каникул оставалось всего две недели, и Олька радовалась этому. Классно, думала она, идя в школу, после экзаменов можно поехать к бабуле на месяц. Девчонки, наверное, уже строят планы на лето. Нужно не забыть написать им сегодня. И обязательно передать привет Женьке. Что-то давно от него не приходило писем. Интересно, как он сдаст выпускные экзамены? За себя она не переживала, все-таки отличница, ни одной тройки в текущих оценках. Учителя предупредили ее, что если за два следующих года она будет продолжать в том же духе – золотая медаль ей обеспечена.
На улице во всю буйствовала весна, уже по-летнему припекало солнце. На деревьях пробивались клейкие листочки, они как будто были в зеленой дымке. Оля опаздывала, но не очень-то и переживала по этому поводу. Первым уроком был иностранный, преподавала его Татьяна Александровна, души не чаявшая в своей ученице, которой многое спускала с рук.
Приближаясь к школе, Олька увидела картину, которая ужасно ее рассмешила – посреди улицы, не обращая ни на кого внимания, на белоснежном унитазе, сидел запыхавшийся парень и мял в руках сигарету. Сдерживая готовый вырваться наружу хохот, Оля, отведя глаза, прошла мимо.
-Эй! – послышалась за спиной.
Не оборачиваясь, Олька остановилась.
- Тебя, вроде Ольгой зовут? Ты с 8 «А»?
- Ну и? – вызывающе ответила она, повернувшись к нему. – А тебя Максом. Что дальше?
Это был Макс Кирпичников из 10 «Б», знаменитый Кирпич, которого боялись все девчонки в школе. Да и ребята старались с ним не связываться. Высокий для своих лет, крепко сбитый, с огненно-рыжими волосами, он всегда выделялся в толпе старшеклассников.
- Дай спичку, свои дома забыл, а курить страсть, как хочется.
-У меня нет, - сказала Олька и пошла дальше.
- Не ври, я знаю, что ты куришь, жалко, что ли? Дай, говорю, спичку!
Олька, не удостоив его ответом, продолжила путь.
- Фу ты, ну ты, цаца, блин, – пробормотал Макс, заинтересованно глядя ей вслед. – А ничего девчонка, надо закадрить.
Олька была невысокой, миловидной девушкой, которая только начала расцветать. Школьное платье не скрывало приятные очертания фигуры, стройные ножки не уродовали даже белые гольфы, а наоборот как-то подчеркивали изящные лодыжки. Темные длинные волосы были заплетены в толстую косу, перекинутую через плечо. Она легко шла, помахивая сумкой с книгами.
Олька поднялась на школьное крыльцо, пошарила в сумке и достала оттуда пачку «Мальборо», мечту всех курящих Советского Союза. Прикурив, она, чуть прищурившись, смотрела, как Максим пыхтя, тащил унитаз к школе. Затащив его на крыльцо, он снова сел на него, и тяжело дыша, вытер пот со лба.
- Ну, ты и нахалка, - сказал он, отдышавшись. – Куришь прямо здесь. Паганель озвереет, если увидит. Можешь так, и вылететь из школы. И, в конце концов, дай уже прикурить, будь человеком.
Олька протянула ему зажигалку. Сердечко билось где-то в горле, но она и не показывала вида, что ужасно боится его.
- Это что, Зиппо? Настоящая? – присвистнул он. – Вот ни фига себе! А смолишь ты тогда что?
- «Мальборо», - как можно небрежнее ответила Олька.
Олькин отец занимал видный пост в областной администрации, и как мог, баловал свою любимую дочь, которой было позволено все, несмотря на протесты матери.
- Ого! Дай попробовать, если не жалко. Никогда не курил. Откуда у тебя это? Дочь Рокфеллера?
Олька сдавленно хихикнула и протянула ему сигаретку.
- Послушай, а ты всегда носишь с собой унитаз? На случай непредвиденных обстоятельств? В принципе, это конечно удобно, но все-таки сковывает движение, - не выдержав, она звонко рассмеялась.
Он непроизвольно засмеялся вместе с ней, хотя скажи это кто-то другой – то вполне возможно, что получил бы в лоб.
- Да нет, - отчего-то смущаясь, ответил он. – Разбил унитаз в школьном туалете, теперь вот новый обязали принести. А ты чего опаздываешь? Уже пол-урока прошло, а ты и не чешешься. Или крутая, и никто тебе не указ?
- Ну почему, просто опоздала, а смысла нет, на половину урока идти. После звонка и пойду. Пока здесь постою. А сам-то чего опаздываешь?
- Так я в первую смену учусь, у меня уже все – занятия закончились. А, правда, что у тебя фамилия Зайка? Я когда услышал, не поверил.
- Правда, - смутилась Олька
- И у твоего отца?
- Ну конечно. Она ему ужасно нравится, а вот брат ужасно бесится, он, когда паспорт получал – сменил ее на девичью фамилию матери.
И чего это я тут перед ним распинаюсь, вдруг подумала Олька, отметив про себя, что уже ничуть не боится его.
Смешная девчонка, подумал Макс, и ничуть не боится меня. Он давно привык к тому, что в школе от него шарахаются все девчонки, особенно такие, как Ольга – чистенькие, аккуратные отличницы. Хотя, она вон какая, курит и нисколько не смущается прохожих.
- А тебя, что, Паганель ни разу не ловил с сигаретой у школы? Я смотрю, ты так спокойно стоишь, попыхиваешь.
- Ну почему, поймал почти сразу. Вызвал отца в школу. Только папа не мог прийти, он ему позвонил…. Домой…. Паганель на следующий день меня встретил и попросил, чтоб я не курила на крыльце, а бегала за угол, как все девочки. Ну не смешно ли? Мне нечего боятся, и почему я должна скрывать то, чем занимается полстраны?
Паганелем в школе звали завуча, его уважали все ученики. Он был строгим, но справедливым. Олькина семья нравилась ему, ее старший брат заканчивал эту же школу. Это были спокойные, бесконфликтные дети. Учились они легко, схватывали все на лету. Вот что значит жить в благополучной семье, где тебя все любят, думал он, глядя в окно, на Ольгу и Макса. Надо еще раз поговорить с Зайкой, опять она курит у всех на виду. Запрещать ей курение, смысла нет, раз отец все знает, и сам покупает ей сигареты. Да это и не сказывается на учебе. Он любил вызывать Олю к доске, на литературе – у нее на все был свой взгляд, а ее сочинения просто приводили его в восторг.
- Послушай, - воскликнул Макс. – Так твой отец – тот самый Зайка? Ясно, - протянул он. – Вот откуда у тебя такие сигареты. Ну ладно, бывай. И никому не рассказывай, что видела меня с этим монстром в обнимку. А то поколочу.
Он подхватил унитаз, подошел к дверям, но не смог их открыть.
- Постой, я помогу тебе, - Олька подошла и открыла ему двери в школу. – Проходи. И никому не говори, что я угощала тебя сигаретой, а то моя безупречная репутация пострадает, - смеясь, добавила она. – И тогда я тебя поколочу.
Он ухмыльнулся и понес свою нелегкую ношу в кабинет завхоза.
После занятий Олька выбежала из школы с подружками, и немного поболтав с ними, отправилась домой. Она жила в центре и ей нужно было проехать на трамвае несколько остановок. Иногда отец или брат забирали ее из школы на машине, но она не очень любила это и просила не приезжать без надобности. Ей захотелось мороженого, и она встала в очередь у киоска.
- Привет, - услышала она за спиной голос. – Уже домой?
Обернувшись, она увидела Макса.
- Да, уже. Сейчас куплю мороженое – и в путь.
- Далеко? – поинтересовался он.
- Да нет, четыре остановки на трамвае, и все.
- Мне тоже в ту сторону, хочешь, провожу?
- Валяй, я не против. Если ты не врешь, конечно.
- Ладно, - согласился он. – Вру. Просто ты мне понравилась. Я хочу познакомиться с тобой поближе.
- А успеешь? Ведь всего четыре остановки.
- А давай мы пешком пойдем. Тогда я узнаю тебя лучше, - предложил он.
- Ну, давай пройдемся, - согласилась она.
Они купили по пломбиру и медленно пошли в сторону центра. Он забрал ее сумку и понес ее сам, чем несказанно удивил ее. Они шли и болтали обо всем на свете, Макс рассказал, что будет поступать в автодорожный техникум после школы. Похвалил он и ее выбор – Олька собиралась поступать после окончания школы в педагогический институт на отделение иностранных языков.
Дорога до ее дома пролетела незаметно, за это время они многое узнали друг о друге.
- Ты знаешь, - сказала Олька, когда они присели на лавку у подъезда покурить. – Я не понимаю, отчего тебя все так боятся. Ты же обычный парень, как и все. Я рада, что узнала тебя поближе. Теперь всем буду говорить, что ты просто замечательный.
- Не надо, - вдруг покраснев, сказал Макс. – Ты просто плохо меня знаешь. Я знаешь, какой опасный типус. Уууууу….. – завыл он страшным голосом, подняв руки, будто хотел схватить ее. – Я просто ужаааасееееен!
Олька засмеялась.
- Врун ты. Ужасный врун, Макс.
- Я тоже не думал, что ты такая.
- Какая? – заинтересовалась Олька.
- Ну, такая…. Обычная, веселая. Я ни одной девчонке столько про себя не рассказывал. И ты нисколько не заносчивая, хотя у тебя вон кто отец. Я бы на твоем месте гордился бы им.
- Я и горжусь, только не так, как ты думаешь. И чего мне заносится? Я же обычная девчонка.
- Неправда, ты необычная.
- Ха…. Только что говорил, что обычная, а теперь необычная. Объясните, молодой человек, а то я не въезжаю.
Макс совсем смутился. Он не мог сказать ей, что она очень сильно ему понравилась, не мог подобрать слов, чтоб объяснить ей его чувства. Он хотел попросить ее, чтоб она стала его подругой, но боялся оскорбить ее этими словами. Впервые в жизни он не мог сказать то, что думает.
- Оль…
- Что? - спросила Олька, и замолчала, увидев что-то такое в его в глазах, чему не могла найти объяснение. Ее сердце ухнуло куда-то вниз и вдруг стало трудно дышать. Она густо покраснела, аж до слез. Вскочив с лавки, она схватила сумку.
- Дурак! - крикнула она, и, не зная от чего разревелась и бросилась к подъезду.
Не став ждать лифт, она побежала пешком и остановилась только у дверей квартиры. Сердце стучало так, что она почти оглохла, и поэтому вскрикнула, когда догнавший ее Макс, резко развернул ее к себе.
- Сама дура, - сказал он и принялся неистово целовать ее зареванное лицо. – Дурочка, милая, сладкая….. Не бойся, я не сделаю тебе ничего плохого.
Олька упиралась кулачками в его грудь, пытаясь оттолкнуть его. Поняв, что не может справиться с ним, она резко выкинула колено вверх, и со всей силы ударила его в пах. Вскрикнув, Макс упал на колени и глухо застонал.
- Максим, - испуганно позвала Олька. – Прости, я не хотела.
Макс молча раскачивался из стороны в сторону, схватившись руками за ушибленное место.
- Макс! – повторила Олька. – С тобой все в порядке? Тебе плохо? Может вынести тебе воды?
Она опустилась на колени возле него и осторожно приподняла его голову. К ее удивлению его глаза смеялись.
- Ну, ты и сука, - сквозь зубы процедил Макс, и рассмеялся. – Здорово двинула. Сам виноват, не фиг с целками связываться.
Ольга влепила ему пощечину, встала, зашла в квартиру и с грохотом захлопнула дверь.
Макс шел домой, и думал об Ольге. Никогда он не встречал такой девушки. Он недоумевал, почему она ударила его. Ну и черт с ней, думал он, подумаешь какая. Больно нужна. Хотя в душе он знал, что нужна, что теперь он будет думать о ней, не переставая. И чем она меня так зацепила? Обычный синий чулок, отличница. Что мне надо от нее? К черту, наплевать и забыть.
На следующий день, Олька, выйдя из подъезда, чтоб поехать в школу, увидела Макса, сидящего на лавке. Не глядя на него, высоко подняв голову, она прошла мимо.
- Оль, - позвал ее Макс. – Постой, поговорить надо.
- Не о чем. Ты вчера все сказал. Этого достаточно.
Сегодня отец, заехавший домой на обед, должен был отвезти ее в школу. Она села в машину и они поехали. Макс молча смотрел вслед.
- Кто это? – поинтересовался папа. – Твой знакомый? Какой рыжий.
- Да так, пап. Не обращай внимания, ходит тут, дурак какой-то.
- Почему же сразу дурак? – рассмеялся отец. – У тебя какие-то проблемы?
- Все нормально, папочка.
Весь вечер она думала об этом рыжем парне, прокручивала в голове все, о чем они говорили. Он понравился ей, и она не могла не признать, что ей было приятно, когда он начал ее целовать. Но она испугалась того, что увидела в его глазах, она была слишком неопытна, что бы догадаться, что это. Когда она увидела его возле своего подъезда, то сильно удивилась. Олька думала, что после всего Макс и не посмотрит в ее сторону. Рассеянно поцеловав отца, Олька выпорхнула из машины и отправилась на уроки. Она не заметила, как отец задумчиво посмотрел ей вслед.
- Рыжий дурак, - тихо сказал он. – Вить, - обратился он к водителю, - Лёлька-то подросла, я и не заметил. Вон пацаны стали караулить уже у дома. Надо матери сказать, что бы она провела с ней беседу, от греха подальше. А то выросла с елку, а ума с шишку. Курит, как большая, а об отношении полов и не слыхала. Эх, молодость, молодость. Трогай, Виктор, едем работать.
Выйдя на улицу на перемене, Олька снова увидела Макса. Он сразу кинулся к ней, но она, развернувшись, забежала в школу и заскочила в девичий туалет. Макс стоял за дверью и ждал ее. Прозвенел звонок, и Олька поняла, что загнала сама себя в ловушку. Чуть приоткрыв дверь, Максим позвал ее.
- Оля… Оль. Ну что ты. Мне надо просто с тобой поговорить. Выйди, не то я сам зайду.
Олька тихонько отворила окно, спрыгнула на землю, и, давясь от безудержного хохота, через столовую понеслась в класс.
- Оля, - стоя за дверью, Макс переминался с ноги на ногу. – Прости меня. Я вел себя как идиот. Такого больше не повторится. Просто ты сделала мне больно, я сам не понимал, что говорю. Ты меня слышишь?
Он открыл дверь, шагнул в туалет, но Ольги там не было. Он сразу понял, что она ускользнула через окно. Вот ведь, чертовка, рассмеялся он. Ну ладно, я все равно добьюсь того, чтоб она меня выслушала.
До конца занятий Олька была смешлива, и не могла ответить подругам, над чем она так смеется. На улицу она больше не выходила, и с замиранием ждала окончания уроков. Вдруг он меня будет ждать, думала она. Если будет – выслушаю его. А если нет – никогда не взгляну в его сторону.
Выйдя после уроков из школы, Олька сразу увидела Макса и с облегчением вздохнула. Ждет, подумала она, он меня ждет. Она подошла к нему и, не удержавшись, громко рассмеялась.
- Ты чего? – удивился Кирпич. – Что смешного?
- Как я тебя, а? Долго стоял у туалета? – она никак не могла остановиться. – Извини, мне надо было на занятия, а ты там стоял. И вообще, что тебе надо от меня. О чем нам говорить?
- Я хотел извиниться, - пробормотал Макс. – Я сам не знаю, что на меня нашло. Ты сейчас домой? Хочешь, я тебя провожу?
- Ну, проводи, если не лень. Опять пойдем пешком?
- Можно и пешком. Значит, ты не сердишься?
- Нет, конечно. Просто ты меня напугал вчера. Обещай, что больше не будешь так делать. И не будешь на меня так смотреть.
- Как смотреть? - удивился Макс.
- Ну, так…. Как вчера.
- А как я смотрел?
- Не знаю. Не могу объяснить. И вообще, все, закрыли тему. Ты на меня так не смотришь, а я, в свою очередь, не пинаю тебя, - захихикала она.
- Договорились.
И снова они шли по улице и болтали обо всем на свете. Дойдя до подъезда, они остановились, и Макс спросил:
- Можно я провожу тебя до квартиры?
- Проводи. Мы можем даже зайти чай попить. Никого нет дома, - вдруг предложила Олька, и испугалась. Зачем я это делаю, подумала она.
- Не боишься? – удивленно поинтересовался Макс. – Ты же меня совсем не знаешь, а вдруг я тебя ограблю?
- Я все про тебя знаю, ты не сможешь так сделать, потому что ты хороший, чтобы ты мне не говорил, - улыбнулась она, и, взяв его за руку, повела в подъезд.
Зайдя домой, Олька провела Макса на кухню.
- Посиди здесь, я переоденусь, и будем пить чай с вкусным печеньем. Уверена, что ты никогда не ел такого. Мама у меня чудная кулинарка, - сказала она.
- Постой, где я могу вымыть руки?
- Пойдем, я покажу.
Олька повела его в ванную комнату.
- А здесь моя комната, - показала она на дверь, которая была разрисована в маленькие цветочки. – Вон та дверь в ванну, все, что нужно, найдешь там.
Вымыв руки, он не нашел полотенца, и заглянул в Олькину комнату, спросить где он может его найти. Вопрос застрял у него в горле. Олька стояла спиной к нему в одних трусиках и пыталась стянуть через голову школьное платье, пуговки которого зацепились за волосы. Она пыталась распутать волосы, тихо хихикая, но запутывала их еще больше. Макс не мог оторвать глаз от плавного изгиба ее талии, от такой беззащитной спины, длинных стройных ног. Шумно сглотнув, он предложил ей помощь.
Олька вздрогнула и замерла. Повернувшись, она высунула из складок платья красное лицо, и сказала:
- Ну, помоги.
Ноги Макса приросли к полу, его бросило в жар. Он уставился на ее небольшую, с задорно торчавшими вверх сосками, грудь. Поняв, куда он смотрит, Олька покраснела еще больше. Резко отвернувшись от него, она попыталась одернуть платье вниз, но совсем запуталась в нем.
- Погоди, не дергайся, - сказал Макс, подходя к ней.
Дрожащими пальцами он стал выпутывать пуговицы из пушистого плена. Ее волосы пахли чем-то неуловимо нежным. У него кружилась голова от этого аромата. Он распутал волосы, стянул с нее платье, бросил его на пол и зарылся лицом в распустившееся волосы. Развернув ее лицом к себе, он нежно начал целовать ее. Олька стояла, опустив руки. Макс взял их и положил себе на плечи. Обняв ее за талию, прижал к себе, ни на минуту не переставая целовать. Раздвинув языком губы, он просунул его ей в рот. Их языки соприкоснулись и через ее и его тела, будто пропустили ток. Олька застонала и обхватила Макса за шею. Макс оторвался от ее сладких губ и посмотрел в ее широко распахнутые глаза.
- Не останавливайся, - прошептала она.
- Не могу. Но надо, иначе мы можем натворить глупостей. Оденься, пожалуйста, - сказал он, поднимая и протягивая ей платье.
- Не буду, - вдруг сказала она. – Я не такая уж и маленькая. Я читала об этом, поэтому не боюсь. Я хочу, чтоб ты был моим первым мужчиной.
Макс застонал. Он уже понял, что не сможет удержаться, чтоб не сорвать тот сладостный плод, который она предлагала ему.
- Оля, нельзя так. Ты можешь потом пожалеть об этом.
- А ты? Ты будешь жалеть об этом?
- Нет, - немного подумав, ответил он. – Я буду самым счастливым человеком на свете.
- Ну, тогда сделай меня такой же счастливой.
На улице уже стало смеркаться, когда они, наконец, пресытились друг другом. Ольке было даже нисколько не больно, как писали в книжках. Да и крови было совсем немного. Соскочив с кровати, она выдернула из-под Макса простыню и побежала застирывать ее. Вернувшись в комнату, она увидела, что Макс уже одет и чинно сидит за письменным столом.
Чмокнув его в макушку, она быстро натянула джинсы и футболку.
- Ну а теперь можно и чаю попить, - весело сказала она.
- Как ты себя чувствуешь? - заботливо поинтересовался Макс, когда они сели пить чай. Они сильно проголодались, и помимо печенья Олька поставила на стол хлеб, масло, колбасу, сыр.
- Немного саднит там, и тело ломит, - с полным ртом пробормотала она.
- Извини, в следующий раз все будет намного лучше.
- Мне и в этот раз было хорошо. Не знала, что заниматься любовью так приятно, – сказала она и покраснела.
- А где твои предки? – вдруг спохватился он.
И тут же они услышали, как хлопнула входная дверь.
- Лёлька! Ты дома? – крикнул из прихожей отец.
- Да! Мы на кухне! – отозвалась Олька. – Сиди, не дергайся, все нормально. Папа – мировой мужик, все будет нормально, - прошептала она Максу, который выскочил из-за стола.
- Здравствуйте, молодые люди. Чаевничаете? Григорий Степанович, - представился он Максу, протягивая руку.
Макс встал и крепко пожал его руку.
- Макс. Максим Кирпичников, - прибавил он.
- Очень приятно, кажется, я вас уже видел сегодня, - лукаво глядя на него, произнес отец.
- Пап, прекрати. Макс мой друг, мы учимся в одной школе. Мы сегодня долго гуляли, и я пригласила его к нам выпить чаю.
- А разве ж я что-то говорю? Приятно познакомиться. Ну, не буду вас смущать, сидите. – И он вышел из кухни.
- Вот видишь, я же говорила, он совсем не страшный и не ест на ужин моих друзей, - рассмеялась Олька.
- Я, наверное, пойду, время уже много, - сказал Макс. – Завтра я встречу тебя после школы?
- Конечно, погоди. Пап, - крикнула она, - я выйду во двор, провожу Макса?
- Конечно, золотце, только недолго, - послышалось из глубины квартиры.
Они вышли на улицу, присели на лавку и закурили.
- Знаешь, Оль, я тебя люблю, - тихо сказал Макс.
- Я знаю. Я тоже тебя люблю. Теперь мы всегда будем вместе?
- Всегда, родная. Я никогда тебя не оставлю. Спасибо тебе за все.
- За что? – удивленно спросила Олька.
- За все, - повторил Макс. – За то, что ты есть, за то, что доверилась мне, за твою храбрость, за все.
Он взял ее за руку и нежно погладил пальцы.
- Пока. До завтра. Я тебя люблю, Олька - Олечка ты моя.
- Пока, Макс. Я тоже тебя люблю. Буду ждать тебя завтра.
Дома Олька проскользнула в ванную комнату и разделась перед большим зеркалом. Теперь я женщина, подумала она, придирчиво рассматривая себя в зеркало. А во мне ничего и не изменилось. Такое странное ощущение – вот она я, но это уже не я. Я стала другой, а внешне этого и не видно. Быстро приняв душ, она прошла в свою комнату.
- Лёля, можно? – спросила мама, тихонько стукнув в дверь.
- Конечно, мамочка, - отозвалась Олька, - проходи. Я не слышала, как ты пришла.
- Милая, папа сказал, что сегодня у нас был гость. Не хочешь рассказать мне о нем? – ласково глядя на дочь, спросила Юлия Сергеевна.
- Мам, это просто мальчик из 10 класса. Он провожал меня со школы, и мы засиделись в парке. Потом я пригласила его выпить чаю.
Ольке неудобно было врать родителям, но не могла же она сказать им правду.
- А этот просто мальчик знает, что тебе всего 15 лет?
- Конечно, знает, ну мам, - заканючила Олька. – Я же уже большая.
- Конечно большая, просто мы с папой очень любим тебя и не хотим, чтоб ты попала в беду. Ты читала те брошюры, которые я давала тебе?
- Да, мамочка. Я тоже вас люблю, очень, я даже Сережку люблю, хоть он и не был у нас давно. И брошюрки я читала.
- Ты все в них поняла? Не хочешь, чтоб я тебе что-то объяснила?
- Нет, там все доступно написано. Я все поняла, - вспыхнув до корней волос, сказала Олька.
- Я надеюсь, что дружба со старшеклассником не скажется на твоих оценках? Ты готовишься к экзаменам?
- Готовлюсь. У меня все нормально. Ну, мам, все. Я спать уже хочу.
- Спокойной ночи, Лёлечка, - Юлия Сергеевна поцеловала Ольку в лоб, провела рукой по волосам, - отдыхай, солнышко.
- Ага, - пробормотала Олька и почти сразу провалилась в сон.
До окончания учебного года Олька и Макс виделись каждый день, два раза им удалось урывками заняться любовью дома у Макса. И это были самые лучшие минуты в их жизни. Все больше они узнавали друг о друге. В школе все уже знали, что они встречаются, но никто не подтрунивал над ними, потому что оба они выглядели такими счастливыми и влюбленными. Девочки по-доброму завидовали Ольке, не понимая, почему они так раньше боялись Кирпича. Он оказался обаятельным и смешливым парнем.
После сдачи экзаменов Олька отказалась ехать в деревню к бабуле, сказав родителям, что поедет туда позже. Макс отдал документы в техникум и в июле должен был сдавать вступительные экзамены. Теперь весь день был в их распоряжении. Они ездили купаться и загорать на озеро, которое находилось в черте города, много гуляли, и любили друг друга, как только представлялась такая возможность.
Однажды вечером, выходя от Макса, они столкнулись с его бывшими друзьями, которых он забросил, начав встречаться с Олькой. Они были навеселе, и, поздоровавшись с ними, Макс хотел пойти дальше.
- А что, ты не познакомишь нас со своей новой киской, Кирпич? Она ничего такая, - ухмыльнулся здоровенный парень, хватая Ольку за руку.
- Лось, остынь, - угрожающе прошипел Макс, - не нарывайся.
- Сдаюсь, - шутливо подняв руки, засмеялся Лось, - ты ее уже натянул?
- Я предупредил, - сказал Макс, и неожиданно ударил парня снизу в подбородок.
Лось, замычав, упал на землю.
- Еще кто-то хочет что-нибудь сказать? - спокойно спросил Макс.
Все молчали, только Лось сидел, мотая башкой, и тихо матерился.
- Всем салют, поговорим потом.
Он взял испуганную Ольку за руку и повел ее прочь.
- Я боюсь, - прошептала она. – Вдруг они тебя теперь изобьют?
- Не посмеют, знают, что Лось сам виноват. Все будет нормально, не переживай. Просто он пьяный, проспится, и поймет, что я был прав.
Они долго целовались в подъезде, затем Макс завел ее домой, попрощался с ее родителями и пошел домой.
Рано утром мама позвала Ольку к телефону.
- Милая, там звонит какая-то девочка, она очень взволнована, я ничего не понимаю, что она говорит.
Олька нехотя вылезла из постели и взяла трубку.
- Алло, кто это?
- Олька! – раздался в трубке голос ее школьной подруги, - я вчера видела, как Макс заходил в подвал 19 дома, а сегодня мне позвонила Инка, и сказала, что слышала, как ее брат кому-то рассказывал по телефону, про то, как они пьяные избивали Кирпича. Я только что из подвала, прокралась туда – там Лось и еще несколько человек, пьяные в хлам, и, похоже…. – тут она заплакала, - они, похоже, все еще…. Мне кажется, что Макс все еще там. Олька, я боюсь, надо что-то сделать.
- Бегу, - крикнула Олька и бросила трубку.
Одеваясь на ходу, она крикнула матери:
- Мамочка, срочно вызови милицию и скорую на такую-то улицу, 19 дом, там Макс, его избивают, пожалуйста, скорее! Я побежала туда.
С этими словами она выскочила из квартиры и понеслась вниз.
- Лёля! – крикнула мама, выскочив в подъезд, - я ничего не понимаю, что случилось?
- Быстрее мама, некогда объяснять! – Олька выбежала на улицу.
Никогда в жизни она не бегала так быстро. За 20 минут, задыхаясь, и поклявшись, что никогда больше не будет курить, она добежала до того дома. Катька и Инка ждали ее на углу.
- Олька, - плакала Катька, - они все еще там. Что делать? Что делать?
- Не истери, стойте здесь, должна приехать милиция, покажете им куда идти. Я сейчас.
- Куда? – воскликнули подруги одновременно. – Не ходи, они же все пьяные, похоже, пили всю ночь.
Инка вцепилась в Олькину руку.
- Не пущу, стой здесь!
- Отпусти, я тихонько, там же Макс, - Олька вырвала руку и тихо спустилась в подвал.
В подвале было темно, где-то далеко был виден тусклый свет, еле слышно стены отражали чьи-то голоса. Держась за стенку, Олька медленно кралась в сторону света. Уже можно было различить некоторые слова, доносившиеся оттуда, вдруг кто-то, покачиваясь, вывалился из прохода и, пройдя несколько шагов, стал мочиться. Олька готова была завизжать от охватившего ее страха. Тень, так же покачиваясь, ввалилась обратно в каморку, где напивались остальные. Пройдя несколько шагов, Олька осторожно заглянула внутрь. На продавленном диване сидели несколько пьяных парней, некоторых она видела вчера, среди них развалившись, сидел пьяный Лось. На ящиках перед ними стояли бутылки водки, какая-то закуска. И тут Олька увидала Макса. Он лежал в углу, окровавленный, в какой-то неестественной позе.
Громко завизжав, Олька бросилась к нему.
- Макс! Макс! Что с тобой?
Она пыталась перевернуть его, но он громко застонал и она оставила его, так как есть, боясь что-нибудь повредить ему.
- Милый, я здесь, с тобой. Все будет нормально, скорая уже едет.
- О! - раздался голос сзади. – Вот и терка его пожаловала. Сейчас-то мы ее и оприходуем, прямо у Кирпича на глазах.
Все захихикали. Олька повернулась. Лось смотрел на нее сальными глазками.
- Ну, что, бл*дь, разоблачайся, или помочь?
Вскочив, Олька схватила пустую бутылку, и разбила ее о край ящика, оставив в руках заостренное горлышко.
- Давай, козел, и будешь собирать свои кишки по всему подвалу, - прошипела она.
Сейчас она походила на тигрицу, которая защищает своего котенка.
- Ого! – заржал Лось, - да ты бабец с огоньком, люблю таких, значит, и трахаешься страстно. Я поимею тебя один, и если мне понравится, станешь моей соской, пока не надоешь. Иди ко мне.
Все загоготали. Но Олька не двинулась с места. Неожиданно Лось перескочил через ящики и, схватив Ольку за руку, вывернул ее за спину. Он выворачивал ее до тех пор, пока обломок бутылки не выпал из ее руки. За это время никто не произнес ни слова. Обхватив Ольку поперек талии, он швырнул ее на диван.
- Держите ее за руки, - велел он собутыльникам.
- Лось, может не надо. Попугал и хватит. Она же Зайка, – сказал кто-то.
- Хоть лисичка, мне плевать, держите ее кто-нибудь.
- Костян, ты не понял, - произнес тот же голос. – Ее батя – Зайка. Это фамилия. Тебе проблемы нужны?
- А мне по куй!!! - заорал Лось. – Я хочу ее, и поимею!!! Как хотите, трусы, я и сам справлюсь.
Он задрал на Ольке юбку, и сорвал с нее трусики. Олька молча брыкалась, царапалась, стараясь попасть ему ногтями в глаза. Он поймал ее руки и придавил их над головой одной рукой. Другой рукой начал расстегивать штаны. Краем глаза Олька заметила, что несколько парней медленно отходят к выходу. Она извивалась под Лосем, пытаясь попасть ногой ему в пах, но силы были на исходе.
- Ты красивая, - пробормотал Лось, дыша ей в лицо перегаром, и проведя грязной рукой по ее лицу.
Олька тут же впилась в его ладонь зубами, и почувствовала на губах его кровь.
-Ах ты, сука!! – взвыл Лось и ударил ее наотмашь по лицу.
От сильнейшего удара Олька потеряла сознание.
Пришла в себя она только в машине скорой помощи, которая везла ее в больницу. Открыв глаза, она тут же увидела заплаканное лицо матери.
-Мама…. Где Макс? Вы успели? Он был без сознания. Что с ним?
- Тсс…. Помолчи. Мы успели как раз вовремя. Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо, только голова гудит немного. Где…
- Милая, мы успели. Максим в другой машине, его везут в больницу, ему нужна срочная операция. У него множественные порезы, повреждены внутренние органы, сломаны обе руки. Врачи сказали, что сделают все возможное. Но предупредили, что надежды мало.
Олька тихо заплакала. Только не это, только не он.
- Мамочка, ведь все будет хорошо? Он же не сможет умереть? Как же я буду здесь одна? Мамочка, я так люблю его…. А что сделали с этими гадами? – внезапно вспомнила она.
- Они все задержаны. Отец сделает все, чтоб того парня, которого… который…. Лёлечка, он ничего не сделал с тобой?
- Не знаю, мам. Он ударил меня по лицу, и я потеряла сознание. Я ничего не знаю.
- Значит, не сделал, милиция ворвалась как раз тогда, когда он ударил тебя. Милая, мне очень жаль. Отец сказал, что засадит этого парня надолго, а если с Максом что-то случится, то навсегда.
В тяжелом молчании они доехали до больницы. Макса сразу же увезли в операционную, а Ольку осмотрел доктор, смазал чем-то синяк на ее лице и прописал полный покой. Но Олька не согласилась ехать домой. Она сидела в приемном покое, зареванная, истерзанная и молила бога, чтоб он вернул ей Макса. Юлия Сергеевна осталась вместе с дочерью, а Григорий Степанович съездил домой и привез Ольке чистую одежду и термос с крепким кофе. Чуть позже приехала мать Макса и женщины сидели рядом, держась за руки и тихонько плача.
Через шесть часов борьбы за жизнь Макса врачи сдались. У Ольки был нервный срыв, и она пролежала в больнице несколько недель, где и узнала, что беременна. Она бросила школу, перевелась в вечернюю. В положенный срок Олька родила крепкого, рыжеволосого мальчика, которого назвала Максимом. Родители помогали ей всем, чем могли. Друзья не бросали ее. Олька поступила на иняз, стала отличным специалистом. Ее сын рос замечательным ребенком. Олька так и не вышла больше замуж, храня верность тому единственному мужчине в ее жизни, который подарил ей счастье.
Прошло 17 лет. Максим пришел из школы понурый.
- Мам… Мне надо с тобой поговорить.
- Ну что опять, - улыбаясь, вздохнула Ольга Григорьевна. – Пару схватил?
-Маааа…. Не выдумывай, у меня не бывает двоек. Просто я разбил в школьном туалете унитаз. Завуч велел мне нести новый. Мам? Ты чего?
Олька стояла и хохотала, как ненормальная, по ее щекам текли слезы. Жизнь продолжалась.

©Пенка


, . .

 
 (: 2)
 1839
#1 : margaritka
 



:
: --
Жестко! Автору очередное спасибо. Истории интересные и читаются легко, на одном дыхании. Мне нравится. smile Всегда жду новых историй.
 
 
: 0 | : 0    
 
 
#2 : Мурзик
 



:
: 10.07.2007
Как в сказке, только для взрослых.
 
 
: 0 | : 84    
 
 
 
100 .