Deprecated: mysql_escape_string(): This function is deprecated; use mysql_real_escape_string() instead. in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/templates.class.php on line 72 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/modules/show.full.php on line 243 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/comments.class.php on line 174 Deprecated: preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/xweb.com.ua/xweb.com.ua/engine/classes/comments.class.php on line 174 Предел » XWEB.COM.UA
» » Предел
Предел
streetcat 15-07-2007, 07:59
Трель дверного звонка выдернула меня из сна. Сердце бешено колотилось, голова шла кругом.
- Позвонили, - Аленка пихнула меня острым локотком в бок.
- Слышу, - пробормотала я, накинула халат и вышла в темную прихожую. – Кто там? – голос спросонья хриплый и глухой.
- Открывай!
В прихожей вспыхнул свет, Аленка стояла в дверях спальни, испуганно распахнув глаза.
- Он? – беззвучно спросила она.
Я кивнула в ответ.
- Пойди в свою комнату и запрись там, - прошептала я. – Не бойся, все будет хорошо. Я отдам ему вещи, и он уйдет.
- Я с тобой буду, - глаза дочери распахнулись еще больше, два голубых озерца, в которых плескался неприкрытый страх. Подбородок упрямо выдвинут.
Когда Лёнка так делает, с ней бесполезно спорить. Я вздохнула, подхватила большую спортивную сумку и открыла дверь.
Олег стоял и молча смотрел на меня. Такие же голубые, как у Лёнки, глаза, настороженно изучали меня. Стараясь не показывать, как напугана, я поставила сумку у его ног и начала закрывать дверь.
- Поговорить надо, - Олег сунул ногу в дверной проем, не давая запереть дверь.
- Не о чем, да и ни к чему. Прощай.
- Я сказал – надо, значит надо!
Олег без труда распахнул дверь и вошел в квартиру. Я обернулась. Лёнка так и стояла у двери в спальню, закусив губу и сжав кулачки. Испуга как не бывало. Ненависть, с которой она смотрела на отца, будь она материальной, убила бы его на месте, или, как минимум, сбила бы его с ног.
- Доченька, - начала я, но она не дала мне закончить.
- Я не оставлю вас одних, - твердо заявила она. – Я ему, - тут она презрительно кивнула в сторону Олега, - не доверяю. Сначала поговорит, а потом снова руки начнет распускать.
Олег молчал, глядя на меня, я же растерялась от той злобы, которую излучала моя маленькая дочь.
- Алена, я тебя прошу. Мы просто поговорим. Обещаю, что все будет хорошо.
Я начала презирать себя за этот просящий тон, и от этого еще больше разозлилась.
- Мам, ну я же знаю, чем все это закончится, - Лёнка не хотела сдаваться так просто. – Он опять напоет тебе в уши, что больше так не будет, ты опять поверишь, растаешь и простишь его. Последний раз, - хмыкнула она, и я поразилась тому, как стремительно моя малышка повзрослела, - он всегда говорит, что это был последний раз.
- Лёнка…
- Да идите вы к черту! – истерически выкрикнула она, ушла в спальню и вышла оттуда со своим любимым плюшевым поросенком, с которым засыпала, прошла в свою комнату и с шумом захлопнула дверь. Послышался поворот ключа.
- Что ты хотел? – устало спросила я, поворачиваясь к молчащему мужу.
Он шагнул ко мне, схватил за плечи, крепко прижал к себе и жарко задышал в макушку. Я стояла, опустив руки, не отстраняясь. Его руки, жар сильного тела, горячее дыхание…
«Наконец-то меня перестало это волновать», - с какой-то отстраненной радостью подумала я.
- Милая?
- М? – безучастно поинтересовалась я, уткнувшись ему в грудь, прислушиваясь к тишине в Лёнкиной комнате.
Олег отстранил меня и заглянул в глаза.
- Это все? – во взгляде сквозило недоверие.
- Да, - пожала я плечами.
- Почему?
Такой, по-детски заданный вопрос, рассмешил меня. Не сдержавшись, я хихикнула, а затем, разозлившись на себя, и на него, и на весь свет, скинула халат и стянула через голову ночную сорочку.
- Вот поэтому, - я ткнула пальцем в синяк на бедре, уже начинавший отливать желтизной по краям. – И вот поэтому, - я повернулась спиной и показала ему следы от ремня, который в тот раз попался ему под руку. – И еще вот поэтому! – я протянула к нему руки, покрытые ссадинами и синяками. – Еще есть вопросы, дорогой? Я тебе благодарна, что ты не тронул лицо, и я смогла сегодня выйти на работу, правда в водолазке, потому что вот! – я задрала голову, показывая следы от его рук на шее. – Нравится? Тебя это возбуждает?
- Милая, я тебе обещаю…
Не выдержав, я громко расхохоталась.
- Наша дочь абсолютно права – ты неисправим. Теперь можешь уходить, мы поговорили.
Я нагнулась, чтобы поднять халат, когда Олег снова схватил меня и сильно прижал к стене.
- Я не уйду, поняла? – прошипел он, и, сжав мои руки одной рукой, начал возиться со штанами.
Меня начал сотрясать истерический смех. Закусив до крови губу, чтобы не расхохотаться в голос, я прижалась к нему спиной, стараясь не выпустить зажатый в руке халат, и тихо прошептала:
- Да, дорогой, возьми меня прямо здесь.
От неожиданности Олег ослабил хватку, я вырвала руки, повернулась к нему лицом и вцепилась зубами в его щеку, почувствовав солоноватый привкус крови. Муж, вскрикнув, отпрянул, я сунула руку в карман халата и вынула из кармана маникюрные ножницы, которые положила туда еще вчера. Так, на всякий случай.
- Ах, ты су-у-ука! – замычал муж, отнимая руку от прокушенной щеки.
- Еще какая, - прошипела я и несколько раз всадила ножницы в его бедро.
Олег взвыл, заломил мне за спину руку и схватил за волосы.
- А теперь отпусти ее, - голос Лёнки был на удивление спокоен.
Муж отпустил меня, я отползла в сторону и охнула. Аленка стояла, приставив к голове Олега «Сайгу», с которой он ездил на охоту.
- Дернешься – убью. Он заряжен, предупреждаю сразу.
- Доченька…, - начал Олег, осторожно поворачивая голову.
- Я тебе не доченька! - сорвалась на крик Лёнка, крепче упирая в плечо приклад. – Ты сам вчера орал, что ты мне не отец! Убирайся вон!
Крупные слезы катились по щекам, она смаргивала их с ресниц, крепче сжимая карабин.
- Хорошо-хорошо, - зачастил перепуганный Олег.
Кровь текла по лицу, джинсы на ноге, куда я била ножницами, тоже пропитались кровью. Застонав, он начал подниматься. Лёнка сделала шаг назад, не отводя от него ствол карабина. И тут Олег неожиданно кинулся к Лёнке.
Я закричала, но крик перекрыл грохот выстрела…

…- Действовала в пределах необходимой самообороны, что соответствует статье 37, части 2, пункту 1 УК, - бубнил судья.
В зале суда было душно, меня мутило, в ушах звенело, и я не могла отвести глаз от Лёнки, которая стояла в первом ряду, рядом с моей сестрой. Бледная, с темными кругами под глазами, она стояла прямо, глядя пустыми глазами перед собой.
Олег сидел тут же, изредка потирая подвязанную руку, перебитую в плече. На него я старалась не смотреть, потому что от злобы и ненависти сразу темнело в глазах, а я должна была быть спокойной.
…- Милованову Оксану Федоровну освободить в зале суда…
Я обессилено привалилась к решетке, отделяющей меня от свободы. Лёнка, не дождавшись, когда судья закончит дочитывать приговор, метнулась к решетке, схватила мои холодные руки в свои и начала покрывать их поцелуями.
- Мама, мамочка, дорогая моя, милая, любимая, - бормотала она. – Теперь у нас будет все хорошо…
Я могла только плакать и кивать в ответ. Я смогла. Пусть все считают, что стреляла я. Главное, я уберегла свою, такую маленькую и такую взрослую, малышку…


©Пенка


, . .

 
 (: 4)
 1335
#1 : kotenok
 



:
: --
Жестко, конечно... до дрожи в душе.. встречаются же такие подонки..
 
 
: 0 | : 0    
 
 
#2 : Мурзик
 



:
: 10.07.2007
Всегда легко быть сильным с тем, кто тебя слабее. Но.. эта ТВАРЬ забыла об одной маленькой детали: НИКОГДА нельзя обижать женщин - они не прощают. А кроха, думаю, вырастет замечательным человеком и её дети не будут знать ничего подобного.
 
 
: 0 | : 84    
 
 
 
100 .